5 августа 2016 Теория Международные стандарты реализации права на доступ к информации

Перевод оригинального материала, подготовленного экспертами организации Article 19

I. Право на информацию в международном законодательстве о правах человека

Право на информацию (Right of Access to information, RTI) чётко обозначено в международном законодательстве как  право человека, относящееся к свободе самовыражения, а также как важный механизм реализации других прав и целей, в том числе целей борьбы с коррупцией.

Право на информацию полностью признано статьей 19 Всеобщей декларации прав человека и статьёй 19 Международного пакта о гражданских и политических правах (далее – Пакт) как право на поиск и получение информации. В 2011 году Комитет ООН по правам человека выпустил директивное Замечание общего порядка, определяющее предмет и границы права на информацию. Этот документ устанавливает, что статья 19 Пакта гарантирует право на информацию, находящуюся в распоряжении государственных органов. Он требует, чтобы государства в приоритетном порядке распространяли информацию, имеющую общественный интерес, и что доступ к ней должен быть "легким, быстрым, эффективным и практическим". В Замечании также заявляется, что государства должны учредить " необходимые процедуры", например, законодательство, для реализации права на информацию, а также что плата за доступ к информации должна быть ограничена в размерах, отвечать на запросы следует своевременно, органы власти должны обосновывать отказы в предоставлении, а государствам следует создать механизмы обжалования отказов.[1]

Позже Комитет по правам человека работал над включением вопроса о праве на информацию в деле Токтакунова против Кыргызстана[2],  постановив, что исключения из данного права ограничиваются случаями, предусмотренными пунктом 3 статьи 19 Пакта, и что для предоставления информации не требуется непосредственной потребности в ней или какого-либо обоснования. Помимо свободы самовыражения, потребность в доступе к информации в различных других секторах также была признана международным правом, относящимся к иным правам человека, социальным и экономическим правам – в частности, к праву на воду[3], праву на здоровье[4] и праву на образование[5].  Право на информацию рассматривается здесь как инструмент обеспечения иных прав, содействующий общественному участию или позволяющий людям лучше реализовывать  свои иные права. Право на информации. также упоминается в многочисленных международных договорах и соглашениях, в том числе по вопросам загрязнения окружающей среды[6], изменений климата[7], ограниченных возможностей[8] и мигрантов.[9]

Существуют и иные важные международные соглашения, признающие право на доступ к информации. Одно из важнейших – статья 13 Конвенции ООН против коррупции (UNCAC), требующая, чтобы государства  принимали надлежащие меры обеспечения для населения эффективного доступа к информации. Эта статья обязывает также защищать информаторов (whistle-blower).

II. Доступ к информации в Европе

Доступ к информации широко признан в Европе в рамках различных правовых систем.  Право на информацию признается как необъемлемое условие свободы самовыражения, необходимое для укрепления демократии и общественного участия, как антикоррупционный инструмент, а также как важный инструмент защиты окружающей среды.  Хотя многие из соответствующих правовых инструментов чисто декларативны, некоторые из них, в частности, Европейская конвенция по правам человека, касаются в том числе и России и налагают на страну обязательства, которые должны соблюдаться государственным служащими.

СоветЕвропы/ЕСПЧ

Совет Европы  признает важность права на доступ к информации давно – начиная с конца 1970-х годов.[10] Сейчас это выражено в многочисленных резолюциях Комитета министров и Парламентской ассамблеи, решениях по делам в рамках Европейской конвенции по правам человека и Европейской социальной хартии, а также в недавно одобренной конвенции о доступе к документам.  Комитет министров и Парламентская ассамблея Совета Европы подчеркнули, что в демократическом обществе информация имеет принципиальное значение для общественности и для укрепления доверия граждан к государству, и призвали государства предпринять "всё возможное… для обеспечения максимально возможной доступности для общественности информации, имеющейся у органов власти", в том числе предоставлять любому право на получение информации без предъявления конкретного правового интереса к ней (с ограниченными исключениями), своевременно отвечать на вопросы и создать механизм оспаривания отказов.[11]

Европейский суд по правам человека находит, что право на доступ к информации предусмотрено несколькими положениями Европейской конвенции по правам человека. Это включает право на информацию как средство содействия подотчетности государств, свободе самовыражения, а также защите окружающей среды и здоровья населения.   Начиная с 1980-х годов, ЕСПЧ начал выносить постановления о том, что в рамках статьи 2 Конвенции (право на жизнь) и статьи 8 (право на жилище) существенной обязанностью государственных органов является сбор и предоставление гражданам информации о факторах окружающей среды, способных отрицательно повлиять на здоровье населения.[12]  В частности, в двух делах суд принял решение не в пользу Турции: одно касалось доступа к исследованиям загрязнения окружающей среды золотодобывающим прииском, другое – отсутствия своевременного информирования жителей трущоб об опасностях, связанных с муниципальной свалкой, что привело к смерти 39 человек.[13] Обязанности того же рода были найдены и в Европейской социальной хартии.[14]  С 2009 года ЕСПЧ утверждает существование более широкого основного права, чем собственно право на свободу самовыражения, в рамках статьи 10 Конвенции, - права на доступ к информации государственных органов как средства участия в свободном обмене мнениями и идеями, а также эффективного и корректного администрирования публичной политики.[15] Суд также подчеркнул важность обеспечения доступа к информации для общественных наблюдателей, в том числе – прессы, НКО и любых физических лиц, планирующих вынести информацию в публичное поле.

В 2009 г. Совет Европы принял Конвенцию о доступе к официальным документам.[16]Этот документ устанавливает широкое поле для доступа к информации в любой форме, хранящейся государственными органами, ограниченный набор исключений, проверку соответствия общественным интересам и процесс обжалования отказа, в том числе рассмотрение жалобы независимым органом или судом.  Эта конвенция вступит в силу, когда ее ратифицируют 10 стран. На момент написания данного руководства Россия не подписала и не ратифицировала данную конвенцию.[17]

Доступ к информации также является важной частью мер по противодействию коррупции в рамках Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию и Конвенции Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию. Группа государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО), включающая США и 48 стран – членов Совета Европы, включила право на информацию как ключевой момент в свой опросник по реализации данных конвенций.[18]

Европейская экономическая комиссия ООН (ЕЭК ООН)

ЕЭК ООН, региональная комиссия ООН, охватывающая Европу и Центральную Азию, приняла несколько договоров, связанных с доступом к информации. Наиболее заметный из них – Конвенция о доступе к информации, участию общественности в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусская конвенция).[19] Она требует от всех стран-участниц (на сегодня их 47) принять правовые нормы, обеспечивающие любым лицам доступ к экологической информации, хранящейся как государственными, так и многими негосударственными организациями, а также упростить процедуры запроса и получения такой информации – с ограниченными исключениями.  Каждому государству следует также принять соответствующие законодательные нормы касательно сбора и публикации экологической информации.  Помимо этого, общественность должна быть вовлечена в принятие важных решений касательно окружающей среды, а также должен действовать эффективный механизм реализации соответствующих прав. К данной конвенции имеется также несколько протоколов касательно публикации данных в общедоступных форматах в открытом реестре, генетически модифицированных организмов, а также загрязнения воздуха.  Конвенция обязательна для всех стран Европейского Союза[20], а страны-участницы согласились продвигать ее принципы на всех международных форумах.[21]

Кроме того, ЕЭК ООН приняла ряд других конвенций, содержащих положения о доступе общественности к информации, устанавливающие минимальные процедуры по вовлечению общественности в экологическое планирование. Это касается доступа к оценкам воздействия на окружающую среду (ОВОС)[22], промышленных аварий, требующих уведомления общественности,[23] а также защиты трансграничных водотоков.[24]

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)

ОБСЕ также во многих документах возвращается к изначальной важности свободы самовыражения, включая право всех на поиск и получение информации. На встрече стран – участниц Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе "Человеческое измерение" (1990) была достигнута договорённость о "поощрении, продвижении и… поддержке" инициатив, направленных на "доступ к информации и защиту частной жизни", а также о "предоставлении общественности доступа к информации касательно применения смертной казни".  Позже, на саммите в Дублине в 2012 г., была достигнута следующая договорённость[25]:

 

"Мы признаем, что свобода информации и доступ к ней способствуют открытости и подотчетности в вопросах государственной политики и закупок и  позволяют гражданскому обществу, включая средства массовой информации, вносить вклад в предупреждение коррупции, финансирования терроризма, отмывания денег и предикативных преступлений и борьбу с ними. Мы вновь подтверждаем наше обязательство повышать транспарентность наших государственных органов посредством дальнейшего развития процедур и институтов, предназначенных для предоставления своевременной информации, включая надежные статистические данные, в целях создания условий для диалога между хорошо информированными сторонами, восприимчивыми к мнению друг друга".

Европейский Союз

У Европейского Союза имеется ряд различных обязательных соглашений касательно прозрачности, начиная с подотчетности государств, государственных закупок, защиты окружающей среды и прав человека.  На высшем уровне как Договор о Европейском Союзе, так и Хартия Европейского Союза об основных правах утверждают: "Каждый гражданин или гражданка Союза либо каждое физическое или юридическое лицо, проживающее или имеющее юридический адрес в государстве-члене, имеет право доступа к документам Европейского парламента, Совета и Комиссии".

ЕС принял множество Директив, требующих от стран-членов принять законодательство о доступе к информации в различных областях, в том числе связанных с добывающей промышленностью[26], опасными отходами[27], загрязнением окружающей среды[28], а также с генетически модифицированными организмами[29]. Директива о повторном использовании информации государственного сектора[30] требует от стран – членов ЕС установить “справедливые, пропорциональные и недискриминирующие условия для повторного использования” информации, выпускаемой государственными органами, как для экономических, так и для некоммерческих целей. Это помогло запустить во многих странах инициативы по открытым данным.

III. Национальные тенденции в области законов о праве на информацию

На уровне отдельных стран признание права на информацию значительно выросло за последние 15 лет. На сегодня около 100 стран мира (около 70 из них – за последние 15 лет) приняли законы о доступе к информации или национальные нормативные акты, устанавливающие официальные правила доступа к информации государственных органов. В последние годы в их число вошли страны, весьма различные по уровню экономического и политического развития, в том числе Бразилия, Индонезия, Китай, Монголия, Нигерия, Россия, Тунис, Чили и Эфиопия. Многие другие страны (примерно 50), в том числе Ботсвана, Гана, Египет, Казахстан, Камбоджа и Парагвай, находятся на различных стадиях рассмотрения соответствующих законопроектов. Проактивный доступ общественности к информации обеспечивается во все большем масштабе не только законодательными, но и иными способами, такими, как открытые данные и электронные правительства.

 

Большинство законов о праве на информацию весьма схожи по структуре и функциям. Ниже представлены общие элементы, содержащиеся в законах разных стран мира о праве на информацию. 

-          Право на доступ – право физического лица. организации или юридического лица на возможность запрашивать информацию у государственных органов без обязанности правового обоснования своего к ней интереса; 

-          Обязанность предоставлять информацию – обязанность государственных органов отвечать на запросы и предоставлять информацию. Это включает механизмы работы с запросами и установление предельных сроков ответа на запросы; 

-          Исключения – позволяют не раскрывать определенные категории информации. Обычно для этого требуется, чтобы до сокрытия информации было показано, какой вред ее раскрытие может нанести;

-          Обжалование – внутренние механизмы обжалования, позволяющие заявителю оспаривать отказы в предоставлении информации; 

-          Внешнее обжалование и надзор – рассмотрение жалоб независимым органом. Обычно в рамках закона либо создается отдельное ведомство (например, комиссия по информации) либо жалобы могут рассматриваться действующим уполномоченным по правам человека или судебными инстанциями.  Такой орган также надзирает за реализацией закона.

-          Проактивная публикация – требование к органам власти проактивно публиковать информацию (некоторых конкретных видов) о своей деятельности.

-          Санкции – наказание для должностных лиц за незаконное уничтожение или изменение информации либо за незаконный отказ в ее предоставлении, а для органов – за неисполнение распоряжений внешнего надзирающего органа.

Право на информацию признано в Европе почти повсеместно, за исключением горстки малых стран и островов, где законы пока не приняты.

IV. Зачем нужно право на информацию

В общем, все согласны, что работающий и правильно применяемый режим права на информацию приносит немало выгод государственным ведомствам, равно как и гражданам. Исследование Всемирного банка (2003) пришло к выводу, что “чем прозрачнее правительство, тем лучше оно управляет – с точки зрения множества различных показателей, таких как эффективность правительства, бремя нормативно-правового соответствия, уровень коррупции, право голоса и подотчётность, верховенство закона, административная эффективность, уровень отказов от исполнения договоров, уровень риска экспроприации и [комбинированный индекс прозрачности/коррупции].”[31]

-          Демократическое участие и понимание: Общественность более способна участвовать в демократических процессах, располагая информацией  о деятельности и политике правительства. Информированность общества о причинах принимаемых решений укрепляет поддержку и уменьшает непонимание и неудовлетворённость. Каждый парламентарий тоже становится способнее осуществлять наблюдение. Наблюдательный комитет в Новой Зеландии пришёл к выводу ,что "нельзя ожидать, что бОльшая свобода информации покончит со всеми расхождениями во мнениях внутри сообщества или решать глобальные политические проблемы. Однако при ее систематической применении, с надлежащим соблюдением равновесия в решении разнонаправленных вопросов, [изменения] будут содействовать сужению расхождений во мнениях, росту эффективности реализуемой политики и усилению общественного доверия к системе.”[32]

-          Улучшение процессов принятия решений: Решения, которым предстоит стать публичными, с большей вероятностью основываются на объективных разумных причинах, которые также оглашаются публично. Доверие к правительству возрастает, если известно, что его решения предсказуемы. Канадская Комиссия по вопросам доступа к информации находит, что “содержание и качество подачи информации в документах канадских центральных ведомств со временем улучшило”.  В Австралии Комиссия по реформированию законодательства и Совет по административному надзору пришли в 1997 году к выводу ,что “Акт [о свободе информации] заметно повлиял на то, как ведомства принимают решения и документируют информацию …[Он] сосредоточил мышление тех, кто принимает решения, на необходимости основывать свои решения на релевантных факторах и документировать процесс принятия решений. Государственный сектор постоянно дисциплинируется, зная, что решения и процессы открыты для внимательного изучения, в том числе в рамках Акта о свободе информации.”[33]

-          Улучшение обращения с государственными документами: Оказалось, что принятие законодательства о праве на информацию улучшает практику документооборота в государственных органах. Причиной этому – как модификация систем документооборота в соответствии с новыми требованиями закона, так и упомянутая выше необходимость основывать решения на рациональных процессах. Некоторые правительства воспользовались этим как возможностью переписать заново руководства и иные документы. Другие стали хранить больше информации касательно решений.

-          Борьбаскоррупцией: Право на информации считается ключевым инструментом антикоррупционной деятельности, так как заключение контрактов и иные финансовые транзакции должны быть задокументированы и обоснованы[34]. Как Конвенция ООН по борьбе с коррупцией, так и региональные конвенции Европы, обеих Америк и Африки требуют от государств принятия законов, обеспечивающих доступ общественности к соответствующей информации.

-          Восстановление справедливости по отношению к прошлому: В странах, совершивших переход к демократии недавно, законы о праве на информацию разрешают правительствам порвать с прошлым и позволить обществу лучше понять, что происходило в прошлом с жертвами злоупотреблений и с их близкими.  Большинство стран Центральной Европы приняли  законы о доступе к документам тайной полиции прошлого. Специальный докладчик ООН по вопросам продвижения и защиты прав человека и свободы информации в условиях борьбы с терроризмом, а также Европейский и Межамериканский суды по правам человека подчеркивали важность доступа общественности к информации для продвижения права на правду.

-          Улучшение внутриведомственной эффективности: Право на информацию может также усовершенствовать информационные потоки внутри самих правительств. Избыточная секретность сужает возможности обмена информацией между государственными ведомствами и снижает их эффективность.[35] Многие государства отчитались, что принятие законов о свободе информации улучшило координацию работы и процессы разработки политик.

-          Альтернативное регулирование: Государственные органы собирают большие объёмы информации о деятельности частного сектора. Раскрытие информации государственными органами может служить альтернативным методом регулирования.[36]  Публичное раскрытие информации может мотивировать негосударственные субъекты улучшить своё поведение, чтобы избежать критики и репутационных потерь. Дюжины государств публикуют информацию об индустриальных загрязнениях окружающей среды, информируя местные сообщества о потенциальных угрозах.[37] В Европе свыше 30 стран ратифицировали протокол ЕЭК ООН о регистрах выбросов и переноса загрязнителей от 2003 года.[38] В США пришли к выводу, что введение Реестра токсичных выбросов помогло снизить объёмы выбросов токсичных материалов по стране почти вдвое.[39] Теперь региональные регистры существуют в Европе и Северной Америке.

Ирландское правительство делает вывод о выгодах принятия Акта о свободе информации (1997), что было одной из основных рекомендаций программы модернизации “Обеспечить лучшее правительство ”. Оценочный отчет, выпущенный через 5 лет после принятия акта, указывает, что:

“Он оказал долговременное и широкомасштабное положительное влияние на государственную службу …Почти все руководящие работники высшего звена, с которыми мы говорили, признали значительную роль Акта в обеспечении прозрачности государственных заказов и в развитии чувства подотчётности перед обществом.  Это подтверждают также результаты опроса: 60% респондентов ощущают, что их ведомство/отдел стали более открытыми во взаимодействии с заказчиками и заинтересованными лицами.”[40]

Развитие культуры открытости

В странах с длительной историей права на доступ к информации сложился менталитет, настроенный на предоставление информации, в то время как ее сокрытие считается из ряда вон выходящим. В Швеции доступ к государственным документам описывается как одно из "самоочевидных гражданских прав".

В общем и целом, принятие законов о праве на информацию ведёт также к большей, чем требует закон в обязательном порядке, открытости в деятельности правительств. Ведомства осознают, что в большинстве случаев раскрытие информации на повредит их деятельности, и удовлетворяют общественные запросы, всё больше и больше раскрывая информацию, даже если это прямо и нет требуется законом.  В Новой Зеландии, как заметил секретарь Кабинета, “практически все письменные документы готовятся с тем расчетом, что когда-нибудь они станут доступны публике… сейчас правительство приняло стиль открытости, сосредоточившись на управлении распространением официальной информации”.[41] В обзоре отдела стратегического планирования правительства Ирландии от 2002 г. утверждается, что  “в рамках Акта о свободе информации достигнута такая степень открытости, что во многих случаях информация предоставляется общественности в рабочем порядке, без всяких ссылок на Акт”. Это может снизить и количество утечек информации в СМИ: ведь она и так становится всё более доступной.

 

V Определения

Право на информацию

Право на информацию устанавливает, что государственные органы обязаны раскрывать информацию, а любой член общества соответственно имеет право получать информацию. Как отмечалось выше, в международном праве таким правом обладают все лица, в том числе неформальные и формальные организации, не зависимо от гражданства (страны регистрации).

Осуществление данного права не должно требовать от физических лиц доказательств конкретной потребности в данной информации или объяснений, почему они хотят получить её.

Если государственный орган стремится отказать в доступе к информации, на него возлагается бремя обоснования отказа на каждой стадии рассмотрения. Иными словами, государственный орган должен показать, что информация, которую он желает скрыть, охватывается ограниченным режимом исключения из права.

Определения информации

Термин ‘информация’ включает все материалы, хранящиеся государственным органом, независимо от формы хранения (документ, компьютерный файл или база данных, аудио- или видеоплёнка, электронный носитель и т.д.),источника (была ли она произведена самим государственным органом либо же иным лицом или организацией) и даты выпуска. Это понятие включает засекреченные сведения и информацию иного специального назначения. В некоторых государствах (например, в Индии) понятие информации распространяется также на образцы физических материалов, используемых государственными органами в гражданском строительстве.

Конвенция Совета Европы (CETS 2005) гласит, что право на доступ касается “информации, записанной в любой форме, составленной или полученной и хранимой государственными органами”.

Обязанность раскрытия означает раскрытие документов в той форме, в которой она хранится. так что доступ к информации подразумевает возможность воспроизведения самих файлов, записей и документов, а не просто содержащихся в них сведений: контекст, в котором они хранятся – это тоже информация. Особенно это касается контекста электронных записей, в которых могут содержаться невидимые метаданные, сами по себе обладающие важностью: например, кто автор документа, когда документ был создан, кто писал, редактировал или просматривал документ.

Как правило, право на доступ относится только к записанной информации. Таким образом, могут оставаться "лазейки" по части некоторой информации, которая передавалась устно (например, на заседании) и при этом влияла на принятие решения. Лучшая практика – требовать, чтобы доступна была вся известная информация. В Дании государственные ведомства, получающие устно информацию, важную для принятия ведомством решения, обязаны эту информацию записать. В Новой Зеландии право на информацию понимается так, что информация, известная ведомству, но еще не записанная, должна быть записана, если она имеет отношение к запросу на информацию. Такая практика улучшает и процедуры дальнейшей проверки принятых решений, так как ограничивает для чиновников возможности утаивания и сокрытия информации, тем самым стимулируя улучшать документооборот и процессы создания файлов.

Государственные органы

С позиций раскрытия информации понятие "государственный орган" (‘public body’) должно определяться как можно шире и включать в себя: все уровни и ветви исполнительной власти (в т.ч. местные администрации); выборные органы (в т.ч. парламенты стран); органы, действующие на основании уставных обязанностей; национализированные предприятия; государственные или публично-правовые корпорации; вневедомственные органы или полуавтономные НПО, а также судебные органы. Исключений не должно быть, это относится также и к оборонным и правоохранительным ведомствам.

Современное государство нередко объединяет органы власти, полуавтономные (квазигосударственные) организации и частные организации. Поскольку государственные учреждения могут приватизироваться или же соответствующие функции могут передаваться частным структурам, многие законы праве на информацию были расширены, с тем чтобы охватывать также негосударственные учреждения – такие, как открытые акционерные общества. частные компании или неправительственные организации (НПО), получающие государственное финансирование  для исполнения общественных проектов или принимающие решения общественного значения.  Закон Индии о праве на информацию включает НПО, "получающие прямо или косвенно существенное финансирование из средств, предоставляемых соответствующим Государством".

В федеральных или разделённых государствах, состоящих, например, из штатов или провинций, соответствующим внутринациональным юрисдикциям часто необходимо принять собственные законы для территорий, на которых эти юрисдикции полностью распоряжаются информацией. Часто такие законы принимаются даже до вступления в силу общенационального законодательства и содержат прогрессивные положения, которые затем после опробования принимаются и на национальном уровне. В Японии, начиная с 1982 года, почти три тысячи местных юрисдикций приняли свои законы, которые впоследствии и привели к принятию закона на уровне страны. Схожие процессы шли и в Мексике, где развитие законов штатов привело затем к принятию закона страной. В США все 50 штатов имеют свои законы об открытом правительстве; некоторые из них были приняты задолго до федерального акта – в XIX веке или в начале XX столетия. Другие государства – например, Соединенное Королевство, Новая Зеландия – приняли общенациональные законы, регулирующие доступ к информации, хранимой местными учреждениями.[42]

Некоторые страны  исключают из сферы действия соответствующих законов конкретные органы, оперирующие информацией ограниченного доступа. В Соединенном Королевстве и в Индии службы безопасности и разведки не входят в сферу действия актов о свободе информации. Проблема с исключением подобных органов из сферы действия законов о праве на информацию состоит в том, что такой орган действительно может владеть информацией, требующей весьма осторожного обращения, но исключение всех аспектов его деятельности из сферы действия законов о праве на информацию парализует необходимые механизмы надзора, предотвращающие коррупцию и злоупотребления властью или информацией – например, в случаях, когда деятельность данного органа создаёт угрозы для окружающей среды. Кроме того, такие органы распоряжаются большими объемами вполне обыденной информации: например, о закупках кофемашин, использовании кредитных карточек или служебного транспорта. Лучший подход в этом случае – включить сам орган в сферу действия закона, а затем использовать исключения из права на информацию для защиты тех сведений, которые реально требуют защиты. Индийский закон, например, частично выравнивает ситуацию, оговаривая, что информация, относящаяся к коррупции и нарушениям соответствующими органами прав человека, не может быть исключена из сферы действия права на доступ.

Частные структуры

Право на доступ к информации должно охватывать также частные структуры, выполняющие государственные или общественные функции (например, управление автомобильными или железными дорогами), либо уполномочены принимать общественно значимые решения, либо тратят государственные деньги. В Дании Акт о доступе к документам органов государственного управления распространяется также на газодобывающие компании и электростанции.

Частные структуры должны быть охвачены подобным законом и в тех случаях, когда они ведают информацией, раскрытие которой с вероятностью снизило бы риск ущерба для основных общественных интересов (например, для окружающей среды и здоровья населения) либо повлияло на соблюдение прав личности. К таким структурам могут относиться, например, банки или добывающие предприятия. В ЮАР Акт о содействии свободе информации позволяет физическим лицам, так же как государственным органам, запрашивать у частных структур информацию, необходимую для реализации любого иного права. В Руанде новый Акт о доступе к информации охватывает частные структуры, деятельность которых "связана с общественным благом, правами и свободами человека". В большинстве стран законы об охране окружающей среды требуют от компаний публиковать информацию о потенциальных угрозах для окружающей среды и здоровья населения. Почти в ста странах законы об охране частной жизни и защите данных подразумевают право граждан на доступ к своим досье, хранящимся в любой государственной или частной структуре, и на их правку.[43]

Кроме того, для любых структур. выполняющих работы для государственных учреждений, имеются обязательства по контрактам. Такие структуры должны хранить и предоставлять соответствующим государственным учреждениям информацию, которая затем раскрывается для общественности.

 

Приложение 1 – Принципы законодательства о праве на информацию[44]

ПРИНЦИП 1. МАКСИМАЛЬНОЕ РАСКРЫТИЕ

Законодательство о праве на информацию должно исходить из принципа максимального раскрытия информации

Принцип максимального раскрытия устанавливает презумпцию того, что любая информация, хранящаяся в государственных органах, подлежит раскрытию, и исключения из этой презумпции допустимы только в очень ограниченных случаях (см. Принцип 4). Этот принцип воплощает основную идею самой концепции права на информацию в международном законодательстве и в идеале должен устанавливаться Конституцией, чтобы сразу было ясно, что доступ к официальной информации – одно из основных прав. Приоритетной целью законодательства должно быть обеспечение максимального раскрытия информации на практике.

Государственные органы обязаны раскрывать информацию, а любой член общества соответственно имеет право получать информацию. Как отмечалось выше, в международном праве таким правом обладают все лица, в том числе неформальные и формальные организации, не зависимо от гражданства (страны регистрации). Осуществление данного права не должно требовать от физических лиц доказательств конкретной потребности в данной информации или объяснений, почему они хотят получить её. Если государственный орган стремится отказать в доступе к информации, на него возлагается бремя обоснования отказа на каждой стадии рассмотрения. Иными словами, государственный орган должен показать, что информация, которую он желает скрыть, охватывается ограниченным режимом исключения из права, как подробнее показано ниже.

 

Определения информации

Как "информация", так и "государственные органы" должны определяться максимально широко.

Термин ‘информация’ включает все материалы, хранящиеся государственным органом, независимо от формы хранения (документ, компьютерный файл или база данных, аудио- или видеоплёнка, электронный носитель и т.д.),источника (была ли она произведена самим государственным органом либо же иным лицом или организацией) и даты выпуска. Закон должен касаться также засекреченных сведений и информации иного специального назначения, вводя для них те же тесты, что и для всей прочей информации. В некоторых государствах (например, в Индии) понятие информации распространяется также на образцы физических материалов, используемых государственными органами в гражданском строительстве. Закон должен также гласить, что обязанность раскрытия означает раскрытие документов в той форме, в которой она хранится, так что доступ к информации подразумевает возможность воспроизведения самих файлов, записей и документов, а не просто содержащихся в них сведений, так как контекст, в котором они хранятся – это тоже информация.

С позиций раскрытия информации понятие "государственный орган" (‘public body’) должно определяться как можно шире и включать в себя: все уровни и ветви исполнительной власти (в т.ч. местные администрации); выборные органы (в т.ч. парламенты стран); органы, действующие на основании уставных обязанностей; национализированные предприятия; государственные или публично-правовые корпорации; вневедомственные органы или полуавтономные НПО, а также судебные органы. Исключений не должно быть, это относится также и к оборонным и правоохранительным ведомствам. Частные структуры также должны быть охвачены подобным законом, если они ведают информацией, раскрытие которой с вероятностью снизило бы риск ущерба для основных общественных интересов (например, для окружающей среды и здоровья населения) либо повлияло на соблюдение прав личности. Межправительственные организации должны также быть субъектами режимов права на информацию, основанных на принципах, установленных в данном документе.

Сохранение и уничтожение информации

Для поддержания целостности и доступности информации закон должен установить минимальные стандарты касательно хранения и поддержания информации в государственных органах. Эти органы следует обязать уделять достаточные ресурсы и внимание обеспечению надлежащего документооборота. Следует установить уголовную ответственность за сознательное препятствование доступу к информации или за ее умышленное уничтожение.

 

ПРИНЦИП 2. ОБЯЗАННОСТЬ ПУБЛИКОВАТЬ ИНФОРМАЦИЮ

Государственные органы должны быть обязаны публиковать ключевую информацию

Право на информацию означает не только то, что государственные органы должны отвечать на запросы о предоставлении информации, но также и то, что они должны проактивно публиковать и широко распространять – в разумных пределах, зависящих от ресурсов и возможностей - общественно значимую информацию. Какую именно информацию публиковать, будет зависеть от конкретного государственного органа. В законе следует установить общую обязанность публиковать информацию и также определить основные категории информации, подлежащей обязательной публикации.

Как минимум, государственные органы следует обязать в рабочем порядке публиковать и обновлять следующие категории информации:

  • информация о функциях государственного органа, в том числе о его задачах, организационной структуре, стандартах, достижениях, руководящих документах, политике, процедурах, правилах и основном кадровом составе;
  • информация об инспектированной отчётности, лицензиях, бюджетах, доходах, расходах, программах субсидий, государственных закупках и контрактах;
  • информация обо всех запросах, жалобах и иных непосредственных действиях, которые могут предпринять представители общественности в отношении данного государственного органа;
  • руководство по процедурам, с помощью которых представители общественности могут вносить предложения по вопросам политики или законодательства;
  • виды информации, которая хранится в данном государственном органе, и формы хранения этой информации, в т.ч. любые реестры документов и базы данных;
  • содержание всех решений и политик, влияющих на общество, а также причины принятия соответствующего решения и базовые материалы, имевшие значение для его принятия, в том числе все оценки воздействия на окружающую среду, общество или права человека.

 

Открытые данные и повторное использование

Проактивно публикуемые сведения, также как и сведения, раскрываемые в ответ на запрос, должны быть по возможности доступны в открытых машиночитаемых форматах без ограничений на повторное использование и публикацию.

 

ПРИНЦИП 3. ПРОДВИЖЕНИЕ ОТКРЫТОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

Государственные органы должны активно продвигать открытое правительство

Для реализации целей законодательства о праве на информацию существенное значение имеет информирование граждан об их правах и продвижение культуры открытости внутри государства. Практический опыт различных стран показывает, что "неподдающиеся" чиновники могут свести на нет самое прогрессивное законодательство. Таким образом, существенной частью режима права на информацию становятся действия по его продвижению. Конкретные действия в этой области различаются от страны к стране, завися от таких факторов, как способ организации государственной службы, ключевые ограничения на свободное раскрытие информации, уровень грамотности и информированности. Закон должен требовать уделять адекватное внимание и ресурсы вопросу продвижения целей данного законодательства.

 

Просвещение населения

Как минимум, закон должен содержать положение касательно просвещения населения и распространения сведений о праве на доступ к информации, объеме имеющейся информации и способов осуществления права на доступ к ней. В странах с низким уровнем грамотности и небольшими тиражами и аудиториями печатной прессы важнейшим средством распространения такой информации и просвещения населения могут стать вещательные средства массовой информации. Информационно-коммуникационные технологии тоже могут быть эффективны. Следует использовать также информационные стенды и другие местные средства информирования. Не следует упускать из виду и альтернативные нестандартные пути – такие, как местные собрания или передвижные кинопроекторы. Соответствующие меры должны осуществляться как отдельными государственными учреждениями, так и специально уполномоченным адекватно финансируемым органом – тем, который рассматривает запросы на информацию, либо же иным, созданным специально.

 

Борьба с культурой официальной секретности

Закон должен обеспечивать ряд механизмов, работающих с проблемой культуры секретности в государстве. В частности, следует требовать от государственных ведомств предоставлять своим сотрудникам всесторонний тренинг в области права на информацию. Соответствующий тренинг должен рассматривать вопросы важности и объема права на информацию, процедурных механизмов доступа к информации, эффективного хранения документов и доступа к ним, сферы охвата защиты осведомителей, а также категорий информации, которую ведомства обязаны публиковать. Ту или иную переподготовку должны проходить служащие всех уровней, в зависимости от их функций.

Официальный орган, ответственный за просвещение населения, должен играть роль и в продвижении открытости в государственных ведомствах. Соответствующие инициативы могут включать поощрение ведомств за хорошую работу в данной области, кампании по проблемам секретности и коммуникационные кампании по поощрению ведомств, стремящихся к открытости, и критике избыточной секретности в других ведомствах. Ведомствам следует предоставлять парламентам или парламентским органам ежегодные отчёты о своей деятельности, достижениях и проблемах, в которых могли бы описываться и предпринятые меры по улучшению доступа общественности к информации, сохраняющиеся препятствия для свободного потока информации и планы соответствующих мероприятий на будущий год.

 

ПРИНЦИП 4. ОГРАНИЧЕННЫЙ КРУГ ИСКЛЮЧЕНИЙ

Исключения должны иметь чёткие и узкие формулировки, прошедшие строгие тесты на "ущерб" и "общественную значимость"

Государственный орган должен удовлетворить любой запрос на предоставление информации, если не сможет показать, что соответствующая информация входит в ограниченный круг исключений из закона о доступе. Отказ в раскрытии информации оправдан только тогда, когда государственный орган может показать, что данная информация соответствует критериям строгого трехстороннего теста.

Государственный орган должен скрывать только конкретную информацию ограниченного доступа, содержащуюся в документе или записи, и предоставлять гражданам отредактированные версии соответствующих материалов, в которых будет доступна прочая информация.

 

Трехсторонний тест:

  • информация должна иметь отношение к какой-либо законной цели, согласно международному праву;
  • должен быть риск того, что раскрытие информации нанесет этой цели серьезный ущерб; и
  • соответствующий ущерб должен превосходить общественное благо от доступа к данной информации.

 

Ни один государственный орган не может быть полностью исключён из сферы действия данного закона, даже если большинство его функций подпадают под исключения. Это относится ко всем ветвям власти (исполнительной, законодательной, судебной) и ко всем ее функциям (в том числе к обороне и государственной безопасности). Отказ от раскрытия информации должен быть обоснован в каждом конкретном случае.

Ограничения доступа к информации, цель которых – оградить правительства от неловких ситуаций или от разоблачения злоупотреблений (в том числе коррупции и нарушений прав человека), не могут быть оправданы ни в коем случае.

 

Законные цели, оправдывающие ограничение доступа к информации

В законе должен приводиться полный перечень законных целей, которые могут оправдывать нераскрытие информации. Такой перечень должен включать только интересы, законно обосновывающие отказы в доступе к информации, и ограничиваться понятиями, признанными международным правом - такими, как охрана правопорядка, частная жизнь, национальная безопасность, коммерческая или иная конфиденциальность, безопасность общества или граждан, а также эффективность и целостность процессов принятия государством решений.

Исключения должны формулироваться чётко и в узком смысле, чтобы избежать ограничений в раскрытии информации, не наносящего ущерба законным интересам. Ограничения следует основывать не на типе информации, а на ее конкретном содержании. Скрываемую информацию следует в рабочем порядке проверять на предмет того, действуют ли ещё основания для её сокрытия. Например, основания для засекречивания информации по соображениям национальной безопасности могут отпасть после того, как отпадёт конкретная угроза для национальной безопасности. Исключения должны ограничиваться по сроку не более чем 15 годами, кроме чрезвычайных случаев. 

Отказы в информации должны пройти существенный тест на ущерб

Тот факт, что информация формально подпадает под описание законной цели, определённой в законодательстве, сам по себе не является достаточным основанием для отказа в доступе к ней. Государственный орган должен также показать, что раскрытие этой информации нанесёт существенный ущерб для этой законной цели. Иногда раскрытие информации может одновременно принести и пользу, и вред. Например, раскрытие коррупции в военном ведомстве может, на первый взгляд, ослабить национальную оборону, но в долгосрочной перспективе преодоление коррупции укрепляет вооружённые силы страны. Для оправдания нераскрытия информации в таких случаях суммарный эффект от ее раскрытия должен наносить существенный ущерб соответствующей цели.

Преобладающее общественное благо

Даже если можно показать, что раскрытие некоей информации нанесёт существенный вред некоей законной цели, эту информацию всё равно следует раскрыть, если польза от ее раскрытия превысит ущерб. Например, некая информация может быть частной по своей сути, но в то же время раскрывать коррупцию на высшем уровне государственной власти. При раскрытии такой информации следует взвесить ущерб для законных целей и общественную пользу от ее раскрытия. Если польза превысит вред, закон должен разрешать раскрытие такой информации.  Другие аспекты общественного блага включают в себя, в частности, существенный вклад в текущие общественные обсуждения проблем, общественное участие в политических спорах, совершенствование подотчетности в общественно важных вопросах и, в частности, в вопросах расходования государственных средств; раскрытие серьёзных злоупотреблений, в т.ч. нарушений прав человека, иных уголовных преступлений, злоупотреблений служебным положением и умышленного сокрытия серьёзных нарушений, а также пользу для здоровья и безопасности населения.

 

ПРИНЦИП 5. ПРОЦЕДУРЫ УСКОРЕНИЯ ДОСТУПА

Запросы на информацию должны рассматриваться своевременно и справедливо, следует обеспечить независимое рассмотрение любых отказов

От всех государственных органов следует требовать построения открытых общедоступных внутренних систем, обеспечивающих право общественности запрашивать и получать информацию. Органам следует назначить конкретных должностных лиц, ответственных за рассмотрение таких запросов и за соблюдение закона.

От государственных органов следует требовать также помощи заявителям, запросы которых относятся к уже опубликованной информации, либо являются нечеткими, носят чрезмерно широкий характер, или по каким-либо другим причинам требуют исправления. С другой стороны, государственные органы могут быть вправе отклонить явно поверхностные или досаждающие запросы, целью которых является затруднить работу органа. Государственные органы не должны быть обязаны предоставлять частным лицам информацию, уже опубликованную и находящуюся в свободном доступе, однако в таких случаях орган должен дать заявителю ссылку на соответствующую публикацию.

Следует законодательно обеспечить полный доступ к информации для лиц с ограниченными возможностями, в частности, для лиц, не умеющих читать или писать, не владеющих языком, на котором записана информация, или страдающих от нарушений здоровья, - например, от слепоты.

Закон должен устанавливать строгие сроки рассмотрения запроса – не более одного месяца.

Закон должен требовать, чтобы любые отказы обосновывались по существу в письменной форме. Отказ должен основываться на законодательно установленных исключениях из закона о доступе к информации, а также информировать заявителя о его правах на обжалование.

 

Обжалование

Процесс принятия решений по запросам на информацию должен определяться на трех различных уровнях: внутри государственного органа, на стадии обжалования в независимый надзорный орган и на стадии судебного обжалования.

Закон должен предусматривать внутреннее обжалование отказа в назначенный вышестоящий орган внутри ведомства, который может пересмотреть изначальный отказ.

В любом случае закон должен гарантировать индивидуальное право на обжалование в независимый орган отказа государственного органа в раскрытии информации. Под независимым органом может подразумеваться уже существующий орган (например, уполномоченный по правам человека) либо специально учрежденный для этой цели административный орган. В любом случае такой орган должен соответствовать определённым стандартам и обладать определёнными полномочиями. Его независимость должна гарантироваться как формально, так и через процедуры назначения его руководства. Лучшая практика – создание независимой комиссии по доступу к информации.

Руководство такого органа должны назначать представительные органы (например – парламентская комиссия, включающая в себя представителей всех фракций), а сам процесс должен быть открытым и с участием общественности – например, на стадии выдвижения кандидатов. Лица, назначаемые работать в таком органе, должны соответствовать строгим критериям профессионализма, независимости и компетентности, а также подчиняться строгим правилам в части конфликтов интересов.

Процедура рассмотрения данным административным органом жалоб на отказы в информации должна быть организована так, чтобы осуществляться достаточно быстро и как можно экономичнее. Тем самым эта процедура будет доступна для всех, а задержки, прежде всего, не подорвут самую суть запрашивания информации.

Данный административный орган должен иметь полномочия расследовать любую жалобу – в частности, вызывать свидетелей и (что особо важно) требовать у государственных органов предоставить на рассмотрение – при необходимости в закрытом режиме, если на то есть разумные основания, - любую информацию или запись.

По завершении расследования данный административный орган должен иметь полномочия либо отклонить жалобу, либо потребовать от государственного органа раскрытия информации, а также пересмотреть любые пошлины и сборы, взысканные этим государственным органом, применять к государственным органам санкции за чинящие препятствия действия либо наложить на государственный орган расходы, связанные с обжалованием.

Данный административный орган должен также иметь полномочия ссылаться на судебные прецеденты, в которых вскрывалось преступное воспрепятствование доступу к информации или умышленное уничтожение записей.

Заявитель должен иметь право обжаловать решение данного административного органа в суде. Суд должен обладать всеми полномочиями на рассмотрение дела по существу, не ограничиваясь вопросом, обоснованно ли поступил административный орган. Это обеспечивает должное внимание к разрешению сложных вопросов и способствует согласованному подходу к вопросам права на информацию.

 

ПРИНЦИП 6. РАСХОДЫ

Граждане не должны лишаться доступа к публичной информации по причине расходов

Если главная цель законов о праве на информацию – содействовать открытому доступу к ней, то расходы, связанные с доступом к информации, хранящейся государственными органами, не должны мешать гражданам требовать социально значимую информацию. Общепризнано, что долгосрочные выгоды от открытости существенно перевешивают затраты на неё. В любом случае опыт ряда стран показывает, что взимание платы за доступ к информации – неэффективный способ компенсации затрат на обеспечение режима доступа к информации.

В общем случае данный принцип означает, что информация предоставляется бесплатно или за невысокую цену, ограничивающейся реальной стоимостью воспроизведения и доставки информации. В случае, когда запрос касается личных данных либо совершается во имя общественных интересов (что предполагается по умолчанию, если цель запроса связана с публикацией), а также если доходы заявителя ниже национальной черты бедности, информацию следует предоставлять бесплатно или по сниженным ценам. В некоторых государствах за коммерческие запросы назначают более высокую цену, считая это способом финансировать запросы во им общественных интересов, но такой способ не считается полностью эффективным.

 

ПРИНЦИП 7.ОТКРЫТЫЕ ЗАСЕДАНИЯ

Заседания государственных органов должны быть открыты для публики

Право на информацию включает право общественности знать, что делает правительство от имени общества и участвовать в процессах принятия решений. Следовательно, законодательство о праве на информацию должно предусматривать презумпцию открытости для публики всех заседаний органов власти.

Под “органами власти” в данном контексте понимаются главным образом органы, принимающие решения. Однако органы, которые только предлагают рекомендации, тоже могут быть охвачены соответствующими законодательными нормами, если ожидается, что их рекомендации повлияют на решения. Съезды и пленумы политических партий не входят в число органов власти.

С другой стороны, закон должен охватывать также заседания выборных органов и их комитетов (комиссий), советов по планированию и зонированию, советов общественных и образовательных учреждений, а также государственных органов развития промышленности.

Термин "заседание" в данном контексте относится главным образом к официальному заседанию, то есть к официальному созыву государственного органа с целью осуществления государственных дел. Официальность заседания определяется такими факторами, как необходимость кворума и применимость формальных процедурных правил.

Уведомлять о заседаниях необходимо, если у общественности имеется реальная возможность участия, и закон должен требовать адекватного уведомления о предстоящем заседании (достаточно заранее, чтобы обеспечить посещение и участие) с приложением существенных материалов, которые будут на заседании обсуждаться. Это особенно важно в случае проектов, относящихся к развитию и оказывающих экологическое и социальное влияние.

Заседания могут быть закрытыми, но только в соответствии с установленной процедурой и по разумным основаниям. Общественность должна быть уведомлена о любом решении касательно проведения заседания в закрытом режиме. Основания для проведения заседаний в закрытом режиме шире, чем список исключений из правила раскрытия информации, но всё же ограничены. В соответствующей ситуации такими основаниями могут служить, например, соображения охраны здоровья и безопасности населения, правопорядка, тайна следствия, трудовые конфликты, защита частной жизни, коммерческая тайна и национальная безопасность. Решения, принятые на заседаниях, сделанных закрытыми незаконно, подлежат пересмотру и считаются не имеющими юридической силы.

 

ПРИНЦИП 8. РАСКРЫТИЕ ПОЛУЧАЕТ ПРИОРИТЕТ

Законы, не соответствующие принципу максимального раскрытия информации, должны быть изменены или отменены

Закон о праве на информацию должен требовать толкования прочих нормативных актов в соответствии с его положениями, а при необходимости - отмены этих актов.

Режим исключений, определяемый законом о праве на информацию, должен быть исчерпывающим: другие законы не должны его расширять. Например, законы о защите какой-либо тайны не должны делать незаконными действия официальных лиц, разглашающих информацию, которую они должны раскрывать в соответствии с законом о праве на информацию.

Кроме того, должностные лица должны быть защищены от санкций за то, что они разумно и добросовестно раскрыли информацию по запросу в рамках права на информацию, даже если впоследствии обнаружилось, что раскрытая информация не подлежала разглашению или содержала клеветнические сведения. Иначе так и будет поддерживаться культура секретности, охватывающая многие органы власти: ведь во избежание личных рисков должностные лица могут стать слишком осторожны, когда речь заходит о запросах на информацию.

 

ПРИНЦИП 9. ЗАЩИТА ОСВЕДОМИТЕЛЕЙ

Осведомители – лица, сообщающие о нарушениях, – должны быть под защитой

Граждане, сообщающие о нарушениях со стороны государственных или частных структур, должны быть защищены от ущерба и от любых юридических, административных или связанных с работой санкций за такие сообщения. Это должно быть чётко сказано в законе. Лучшая практика в данном вопросе – когда страны принимают всеобъемлющие законы, учитывающие все сопутствующие аспекты уголовного, гражданского, административного и трудового права.

Под “нарушением” в данном контексте подразумевается совершение уголовного преступления, невыполнение законных обязанностей, ненадлежащее отправление правосудия, коррупция или нечестность, а также серьёзная недобросовестность в управлении (со стороны государственного органа). Этот термин также включает серьёзную угрозу здоровью, безопасности или окружающей среде независимо от того, связана ли данная угроза с конкретным нарушением или нет.

Осведомителей следует обеспечивать защитой при условии, что они действовали, обоснованно предполагая, что раскрываемая ими информация по сути правдива и выявляет доказательства нарушения. Такая защита должна обеспечиваться даже в случаях, когда раскрытие информации нарушает юридические или связанные с работой требования. Лица, которые применяют к осведомителям санкции, вредят или угрожают им, сами подлежат административным или юридическим санкциям, а в самых серьёзных случаях – уголовному преследованию.

В некоторых странах защита осведомителей осуществляется на условиях раскрытия ими информации конкретным лицам или надзорным органам. Подобная же защита других лиц, раскрывающих соответствующие сведения кому-то другому, в том числе средствам массовой информации, должна осуществляться, если у них были достаточные основания считать, что раскрытие сведений надзорным органам не приведёт к надлежащему устранению выявленного нарушения. Анонимное раскрытие информации также должно быть разрешено и подлежать защите.

В данном контексте понятие "общественной пользы" от раскрытия информации третьим сторонам, включая СМИ, должно охватывать ситуации, когда выгода от раскрытия информации превышает ущерб, или когда для защиты какого-либо ключевого общественного интереса требуются альтернативные способы раскрытия этой информации. Это относится, например, к ситуациям, когда осведомителям нужна защита от возмездия, когда решение проблемы с помощью официальных механизмов маловероятно, когда для разглашения информации существует исключительно серьёзная причина (например, неминуемая угроза здоровью или безопасности населения), а также когда существует риск, что без раскрытия информации доказательства нарушений будут скрыты или уничтожены.

 

 



[1] UN Human Rights Committee, General comment No. 34 Article 19: Freedoms of opinion and expression, (2011) http://www.refworld.org/pdfid/4ed34b562.pdf

[2]Toktakunov v Kyrgystan, Communication No. 1470/2006, 21 April 2011

[3] Committee on Economic, Social and Cultural Rights, General Comment 15: The Right to Water (2002)

[4]Committee on Economic, Social and Cultural Rights, General Comment No. 14 (2000), The right to the highest attainable standard of health (article 12 of the International Covenant on Economic, Social and Cultural Rights); Report of the Special Rapporteur on the right of everyone to the enjoyment of the highest attainable standard of physical and mental health, Mission to Japan , A/HRC/23/41/Add.3, 31 July 2013; Committee on the Elimination of Discrimination against Women, General Recommendation No. 24: Article 12 of the Convention (Women and Health) (1999).

[5] Committee on Economic, Social and Cultural Rights, General Comment No. 13 The right to education (article 13 of the Covenant) 1999

[6] Stockholm Convention on Persistent Organic Pollutants; Minamata Convention on Mercury, 2014

[7] United Nations Framework Convention on Climate Change, 1992

[8] Convention on the Rights of Persons with Disabilities

[9] International Convention on the Protection of the Rights of All Migrant Workers and Members of Their Families

[10] Parliamentary Assembly of the Council of Europe, Recommendation 854 (1979)[1] on access by the public to government records and freedom of information

[11] Recommendation no. R(81)19 of the Committee of Ministers to member States on the access to information held by public authorities, 25 November 1981; Declaration of the Committee of Ministers on the protection of journalism and safety of journalists and other media actors, 30 April 2014; Parliamentary Assembly of the Council of Europe, Resolution 1954 (2013), National security and access to information; Recommendation Rec(2003)13 of the Committee of Ministers to member states on the provision of information through the media in relation to criminal proceedings

[12] See eg Guerra v Italy, App 116/1996/735/932 (1998); Giacomelli v. Italy, App 59909/00 (2006); Tătar v. Romania, App 67021/01 (2009); Vilnes and Others v. Norway, App. 52806/09 & 22703/10 (2013).

[13] SeeÖneryildiz v Turkey, App 48939/99 (2004); Taşkin v Turkey, App 46117/99 (2004).

[14]  European Committee of Social Rights, International Federation for Human Rights (FIDH) v. Greece, Complaint No. 72/2011, 23 January 2013; Marangopoulos Foundation for Human Rights (MFHR) v. Greece, Complaint No. 30/2005

[15] see Tarsasag v Hungary, App 37374/05 (2011); Kenedi v Hungary, App 31475/05 (2009); Youth Initiative for Human Rights v Serbia,  App 48135/06 (2013); Österreichische Vereinigung zur Erhaltung, Stärkung und Schaffung v Austria, App 39534/07 (2013); Roşiianu v Romania, App 27329/06 (2014); Guseva v Bulgaria, App 6987/07 (2015).

[16] Convention on Access to Official Documents (CETS 205) http://www.conventions.coe.int/Treaty/en/Treaties/Html/205.htm

[17] Convention on Access to Official Documents (CETS 205), http://www.coe.int/en/web/conventions/full-list/-/conventions/treaty/205/signatures?p_auth=Vq4ILi8c

[18] GRECO, First evaluation round (2000-2002),  Questionnaire Adopted at the 3rd meeting of GRECO (3-5 May 2000),  Part I : Global framework for the fight against corruption (legislation, institutions, mechanisms, prevention);  Second Evaluation Round, Questionnaire for the Second Evaluation Round (2003-2005), 30 January 2003 Greco (2002) 28E Final, Question 2 “Transparency in public administration”; 19 October 2012 Greco (2012) 22E,  Fourth Evaluation Round, “Transparency of the legislative process”; Recommendation 86 (2000)1 on the financial transparency of political parties and their democratic functioning at regional level

[19] Convention on Access to Information, Public Participation in Decision-Making and Access to Justice in Environmental Matters, Aarhus, Denmark, 25 June 1998. http://www.unece.org/fileadmin/DAM/env/pp/documents/cep43e.pdf

[20] Directive 2003/4/EC on public access to environmental information;  Directive 2003/35/EC of 26 May 2003 providing for public participation in respect of the drawing up of certain plans and programmes relating to the environment and amending with regard to public participation and access to justice

[21] Decision II/4 on Promoting the Application of the Principles of the Aarhus Convention in International Forums, 25-27 May 2005. (“The Almaty Guidelines”).

[22] Convention on Environmental Impact Assessment in a Transboundary Context (Espoo, 1991) and additional Protocol on Strategic Environmental Assessment (2009).

[23] Convention on the Transboundary Effects of Industrial Accidents, 1998.

[24] 1992 Convention on the Protection and Use of Transboundary Watercourses and International Lakes, and Protocol on Water and Health.

[25] Declaration on Strengthening Good Governance and Combating Corruption, Money-Laundering and the Financing of Terrorism, MC.DOC/2/12, 7 December 2012.

[26] Directive 2013/34/EU of 26 June 2013 on the annual financial statements, consolidated financial statements and related reports of certain types of undertakings

[27] Directive 2012/18/EU of 4 July 2012 on the control of major-accident hazards involving dangerous substances

[28] Directive 2008/1/EC of 15 January 2008 concerning integrated pollution prevention and control

[29] Directive 2001/18/EC of 12 March 2001 on the deliberate release into the environment of genetically modified organisms

[30] Directive 2003/98/EC of 17 November 2003 on the re-use of public sector information

 

[31]Roumeen Islam, Do more transparent governments govern better? (World Bank 2003).

[32] Committee on Official Information (Danks Committee), General Report, December 1980.

[33]The Australian Law Reform Commission, Open government: a review of the federal Freedom of Information Act 1982, Report 77. 1995.

[34] See Transparency International, Global Corruption Report 2003.

[35] See Final Report of the National Commission on Terrorist Attacks Upon the United States. http://www.gpoaccess.gov/911/

[36] See Mary Graham, Regulation by Shaming, The Atlantic Monthly, April 2000. http://www.theatlantic.com/issues/2000/04/graham.htm

[37]See http://www.prtr.net

[38] See UNECE, Protocol on Pollutant Release and Transfer Register. http://www.unece.org/env/pp/prtr.htm

[39] See Gary Bass and Sean Moulton, The Public’s Right to Know: A Case Study from the United States, in Calland and Tilley, The Right to Know, the Right to Live (ODAC, South Africa, 2002); OECD PRTR pages: http://www.oecd.org/env/prtr

[40] Evaluation of the Progress of the Strategic  Management Initiative / Delivering Better  Government Modernisation Programme. 2002.

[41] Marie Shroff, “Behind the Official Information Act: Politics, Power and Procedure” in The Official Information Act: 1997.

[42]Local Government Official Information and Meetings Act 1987; Local Government (Access to Information) Act 1985.

[43] See Graham Greenleaf, Table of Data Protection Laws,  http://www2.austlii.edu.au/~graham/DP_Table/DP_TABLE.html; David Banisar, National Comprehensive Data Protection/Privacy Laws and Bills Map, http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=1951416

[44] These Principles were originally developed in 1999 and updated in 2015. They have been endorsed by Mr. Abid Hussain, the UN Special Rapporteur on Freedom of Opinion and Expression, in his report to the 2000 session of the United Nations Commission on Human Rights (E/CN.4/2000/63), and referred to by the Commission in its 2000 resolution on freedom of expression, as well as by  his successor Frank LaRue in 2013 in his report to the UN General Assembly in 2013 (A/68/362, 4 September 2013).

Обсудить (4)

Обсуждение

Micheal

07 сентября 2016 в 19:01

That saves me. Thanks for being so seslebni!

Brandi

08 сентября 2016 в 06:38

Such a deep anesrw! GD&RVVF

Demarlo

08 сентября 2016 в 13:42

Wow I must confess you make some very trhnecant points. http://rtfimkwlet.com [url=http://xqpqvfxe.com]xqpqvfxe[/url] [link=http://qymvba.com]qymvba[/link]

Ronalee

09 сентября 2016 в 09:30

We detnfiiely need more smart people like you around.