21 апреля 2014 Рассказы Тянем-потянем и рассекретили: о том, как экспертная комиссия начала работать не по плану, а по закону

 

С помощью юристов Фонда свободы информации исследователь добился в суде рассмотрения его запроса о рассекречивании документов за три месяца. Первоначально экспертная комиссия собиралась сделать это в плановом порядке через год. По итогам суда запрос был рассмотрен архивом в короткие сроки, а с документов были сняты грифы секретности.

Историк-исследователь Никита Асташин работал над монографией «Внутренние войска МВД СССР в борьбе с массовыми беспорядками (1966-1981)». Для этого ему понадобились служебно-боевые документы, находящиеся на хранении в Российской государственном военном архиве (РГВА). 15 января 2012 года он обратился к начальнику Главного штаба внутренних войск МВД России через электронную форму сайта www.112.ru с письмом, в котором просил рассекретить нужные ему материалы. Через три недели Асташин получил ответ: его обращение рассмотрено экспертной комиссией Главного командования внутренних войск МВД России по рассекречиванию и продлению сроков засекречивания архивных документов. Опираясь на требования Закона «О государственной тайне» и приказа МВД «Об организации архивной работы в системе МВД России», экспертная комиссия внесла предложение о рассекречивании этих документов в план на 2013 год. Таким образом, историку пришлось бы ждать не меньше года, чтобы комиссия только рассмотрела документы на предмет рассекречивания.

И хотя, по русской поговорке, обещанного три года ждут, Асташин решил не откладывать. 4 мая 2012 года исследователь с помощью юристов Фонда свободы информации составил иск, руководствуясь тем же Законом «О государственной тайне», статья 15 которого предписывает государственным архивам в течение трёх месяцев рассмотреть запрос о рассекречивании сведений, отнесённых к государственной тайне, и после этого дать мотивированный ответ по существу. К слову, это требование распространяется не только на архивы, но и другие предприятия, учреждения и органы государственной власти.

На третьем судебном заседании, которое состоялось 5 октября 2012 года, Лефортовский районный суд Москвы вынес решение о полном удовлетворении требований историка. Экспертную комиссию ГКВВ обязали принять решение по рассекречиванию документов, которые запросил Асташин, в течение 3 месяцев, а не в плановом порядке. Однако не прошло и полутора месяцев после вступления судебного решения в законную силу, как историк получил ответ Главного командования внутренних войск МВД России. В нём сообщалось, что комиссия не только рассмотрела запрос, но уже и рассекретила часть архивных документов. В отношении оставшихся материалов к тому времени готовилось предложение о рассекречивании в связи с отсутствием в них сведений, составляющих государственную тайну.

Это была полная победа. Но реакция заставила себя подождать: в мае 2013 года Главное командование внутренних войск МВД России подало заявление о пересмотре решения суда по новым обстоятельствам (в документе делалась попытка трактовать положения Закона «О служебной тайне» в свою пользу). Остаётся только догадываться, зачем спустя 5 месяцев после решения суда, рассмотрения запроса и даже рассекречивания документов командованию понадобилось пересматривать дело и оспаривать победу Асташина. Вероятнее всего, это делалось с целью не допустить прецедента: уж больно гладко всё сложилось для историка. Здесь, конечно, неважно то, что «удачный исход» дела обошёлся ему в год судебных разбирательств и ожидания. Но Лефортовский районный суд г. Москвы отказал в удовлетворении этого заявления. Прецедент состоялся, и это — главный итог дела: впервые суд признал незаконной практику тех ведомств, которые не соблюдают предписанный законом трехмесячный срок рассмотрения запросов о рассекречивании документов. Есть надежда, что этот случай может изменить сложившуюся практику в других ведомствах и архивах.

 

Обсудить

Обсуждение

Еще никто не оставил комментарий к этому материалу